Легко ли лгать: как невербальные сигналы выдают нашу ложь


профайлинг, профайлер, Анна Кулик, обучениеВ последнее время детекция лжи приобретает всё большую популярность. Причём многие люди уже даже не подразумевают под ней работу с полиграфом — их привлекают именно внешние проявления обмана. Ведь намного интереснее разобраться, о чём могут рассказать нам чужие жесты, выражения лица, положение тела.

Внимательный человек, обладающий необходимыми знаниями, с высокой долей вероятности сможет понять, врёт ли ему собеседник, просто наблюдая за ним. Но почему так происходит? Каким образом невербальные сигналы становятся признаками лжи?

В научных кругах сформировались три подхода к детекции лжи, каждый из которых по-своему подходит к этому вопросу.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД

Первый подход — эмоциональный. Его сторонники главным образом опираются на то, что ложь заставляет нас испытывать определенный спектр эмоций — это может быть страх разоблачения, чувство вины или стыда, или же, например, радость из-за того, что им удалось обмануть собеседника.

Для примера рассмотрим ложь во время собеседования при приёме на работу. Естественно, соискатель будет испытывать если не ужас, то как минимум волнение и лёгкий стресс. Но человек редко выдаёт полностью ложную информацию и, скорее всего, сообщит рекрутеру как правду (во время чего будет относительно спокоен), так и ложь (которая будет сопровождаться бОльшим количеством признаков стресса). Запомните: стресс далеко не всегда является признаком лжи, но ложь всегда вызывает стресс. Чтобы сохранить объективность, эти признаки стоит расценивать лишь как очерчивание области для дальнейшей проверки.

Степень выраженности чувства вины и радости может зависеть от характера человека и от его воспитания. Любой здоровый человек в большей или меньшей степени является социально желательным, а ложь — это общественно неодобряемое поведение. Это и заставляет нас испытывать чувство вины и стыда за сообщение ложной информации. В той же ситуации собеседования человек может чувствовать себя виноватым вполне неосознанно. Это нормально для человека, которому с детства говорили, что обманывать плохо. В то же время, если соискатель врёт о своих умениях, он может испытывать чувство стыда, представляя, как потом для всех станет очевидно, что он не способен справляться со своими обязанностями.

Бывают и ситуации, в которых людям больше свойственно испытывать положительные эмоции от лжи. Это ситуации с «малыми ставками» — в них человеку не грозят критика окружающих, уголовная ответственность и т.д. Например, во время игры в покер или мафию ложь идёт во благо игроку и при этом никому не вредит. Конечно же, мы будем испытывать радость и в более серьёзных ситуациях — когда избежим наказания (например, штрафа или увольнения), осуждения друзей и т.д. Но есть люди, которых захватывает сам процесс обмана. Для кого-то ложь — это нормальная форма поведения, и такие люди наслаждаются, рассказывая истории о себе и умением создавать хорошее впечатление. Для одних это новые ощущения, для других — способ управлять людьми и достигать своих целей. И всё это будет вызывать положительные эмоции у лжеца.

ВОЛЕВОЙ ПОДХОД

Сторонники второго подхода говорят, что лжец будет стараться выглядеть убедительно. Есть эмоции, которые непосредственно выражаются в нашей мимике, жестах, позах и интонациях, но мы можем произвольно «изображать» все эти естественные движения. Мы умеем улыбаться, когда того требует ситуация, а не только испытывая положительные эмоции. Мы знаем, как выглядит уверенный в себе человек, и можем говорить уверенно, даже не чувствуя в себе ничего подобного; но всё же естественные движения отличаются от «искусственных». Всем известно, например, что неискреннюю улыбку не так уж сложно распознать.

Естественные, искренние эмоции обычно выражаются симметричными мимическими движениями, появляются на лице на достаточно короткое время, согласуются с жестами и позой как по смыслу, так и по времени. Наглядный пример: человек пытается изобразить раздраженность и уверенность, произносит фразу “Я так решил и это моё окончательное решение!” и угрожающе стучит кулаком по столу. Но сначала он произнёс фразу, и лишь спустя секунду ударил по столу. Это может говорить о том, что человек лишь “изображает” раздражение в этот момент.

Также достаточно сложно изобразить естественные движения глаз. Во время разговора мы можем смотреть в глаза собеседнику, в сторону, когда что-то вспоминаем, на жестикуляцию другого человека, на что угодно вокруг нас. Наш взгляд постоянно движется. В обыденном сознании существует миф о том, что человек, который врёт, начинает «бегать глазами». Из-за этого лжец может начать пристально смотреть оппоненту в глаза, чтобы казаться убедительным. Да, мы действительно не боимся смотреть людям в глаза, когда уверены в своей позиции, но когда человек врёт, этот взгляд может становиться неподвижным, слишком долгим, и из-за этого неестественным.

Во время одного исследования девушку попросили посмотреть видеозапись с ужасными сценами операции на человеке. Она должна была сохранять спокойное выражение лица и не дать понять наблюдателю, что она смотрит что-то отвратительное. Спустя пару минут она встала и ушла, сказав, что больше не может на это смотреть. Её выражение лица абсолютно никак не изменилось. Единственное, что её выдало — это моргание. Девушка настолько сильно старалась не выдать себя, что забыла про то, что нужно моргать.

Мы так же хорошо умеем контролировать и свои жесты. Однако нам проще придать рукам какое-то одно естественно выглядящее положение, чем изображать расслабленную жестикуляцию. Исследования доказывают, что лжец в среднем меньше двигает руками, чем человек, говорящий правду. Когда люди врут, они стараются зафиксировать свои руки в каком-то одном положении, чтобы не выдать своего волнения.

КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД

Когнитивисты во главу угла ставят особенности и способы переработки информации человеком. Это весьма актуально и для детекции лжи. Здесь появляется новое понимание феномена обмана: ложь как когнитивная нагрузка. По сути, ложь — это ситуация, в которой нам приходится активизировать все свои мыслительные возможности. Мы должны помнить о том, что уже сказали и чего нельзя разглашать, думать о вопросах, которые нам могут задать, придумывать ответы на них и многое другое.

Всё это в совокупности становится достаточно сложным испытанием для наших мыслительных способностей, а с мышлением достаточно тесно связана и наша речь. Исследования в контексте данного подхода показали, что когда человек врёт, он начинает говорить медленнее, в речи становится меньше деталей, появляются запинки и ошибки.

Интересная особенность данного подхода заключается в том, что он эффективен, когда мы заставляем лжеца думать. Многое зависит от вопросов, которые мы задаём человеку. Мы можем попросить его повторить уже сказанное, соотнести разные части истории, пересказать ситуацию в обратном порядке, спросить про детали и многое, многое другое. В каком-то смысле наша задача здесь — переиграть, перехитрить лжеца.

Конечно же, на практике всё далеко не так просто — человек будет испытывать определенные эмоции, пытаться выглядеть естественно и думать над своими словами одновременно. В связи с этим можно с уверенностью сказать, что врать достаточно сложно. Однако и определение лжи требует от специалиста знания и понимания множества факторов, влияющих на невербальное поведение.

Автор – Президент АНО НИЦКБ Анна Кулик

© 2013-2017 Профайлинг с Анной Кулик ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru