В «крупных мазках» о графологии


543774_383 По наблюдениям Зуева-Инсарова, почерк зависит не только от возраста, но и от положения, занимаемого человеком в обществе. «Я знал одного почтового служащего, — пишет он, — достаточно нетребовательного в своих личных привычках, способного удовлетворяться очень небольшим. Его почерк отличался также простотой и естественностью. Но вот постепенно этот человек стал продвигаться по службе, вплоть до заведующего одним из провинциальных почтовых отделений, С этих пор стало расти и его честолюбие: он стал следить за своей внешностью, оборотами речи, стал часто устраивать попойки, в которых любил играть роль хозяина. Это стремление к подобному «широкому» образу жизни сказалось и на почерке, который стал отличаться общей украшенностью, затейливостью рисунков отдельных букв и т. п.».

Но у человека, как известно, существует несколько почерков: одним он делает пометки в своей запиской книжке, другим пишет заявление о приеме на работу, третьим — дружеское поздравление. Однако для графолога эти почерки одинаковые. Изменяется лишь наклон, размер букв, качество их отделки, а внутреннее построение письма остается неизменным. Какая же зависимость между характером и, скажем, закорючкой подписи?

Исследователи разработали целую систему признаков почерка, каждый из которых отражает определенную внутреннюю черту личности. Одни зависимости очевидны (пропуск букв, слов — невнимательность), другие — не очень (округлый почерк — слабая воля). А третьи и вовсе не имеют ничего общего с нашим житейским опытом. Ну почему, скажите, увеличение размеров букв к концу слова свидетельствует о доверчивости, а если наоборот — то о хитрости и осмотрительности… Ответа на этот вопрос нет, и нам остается утешиться тем, что знаменитая формула Е=mс2 тоже не имеет никакого отношения к бытовым наблюдениям и относится к области чистой науки. А наука, к сожалению, окончательных выводов пока не сделала, и потому темных мест в почерковедении пока немало. Что, впрочем, не мешает энтузиастам использовать его в практических целях.

Общие положения, на которых они строят свои выводы, примерно таковы:
1. Геометрический рисунок письма (линии строк и полей, интервалы, нажим) определяет волю человека, его энергию.
2. Всякие преувеличения в отдельных элементах письма (очень крупный или, наоборот, мелкий почерк, вычурные заглавные буквы и т. п.) указывают на стремление обратить на себя внимание.
3. Волнистые начертания характерны для людей, обладающих гибким, изобретательным умом.
4. Обилие угловых линий указывает на твердость и настойчивость, тогда как округлые свидетельствуют о мягкости и миролюбии.
Отсюда почерковеды выводят множество частных зависимостей:

Крупный почерк, по их мнению, связан со склонностью к проявлению своей личности. Такие люди обычно плохо мирятся с обыденностью. Крупное письмо свидетельствует также о чувстве собственного достоинства, склонности к размаху, порой к непрактичности. Одновременно это показатель самонадеянности, непринужденности в общении, энергичности, честолюбия.
Мелкое письмо говорит о сдержанности, расчетливости его обладателя.

Сжатый почерк указывает на бережливость и осмотрительность. При этом поля обычно отсутствуют, промежутки между словами невелики.
В беглом и размашистом почерке проявляются предприимчивость, активность, способность легко ориентироваться в незнакомой обстановке.

Неровное письмо — по величине букв, наклону, направлению строк — свидетельствует о неровности поведения, повышенной возбудимости.
Если же почерк разборчивый и ясный — аккуратный, но без излишней старательности, отсутствуют сильные нажимы, длинные штрихи, интервалы ровные, буквы одинаковые по высоте, — то это указывает на уравновешенность, постоянство взглядов и привязанностей, уважение к окружающим.

Четкие, законченные буквы, тщательно расставленные знаки препинания, мелкое или угловатое письмо — все это, по мнению графологов, означает деловитость.

Если буквы в словах расположены отдельно друг от друга — слабая воля; слитно — хорошая стрессоустойчивость.
Сильный нажим — критичность, склонность к проявлению силы.

Маленькие расстояния между соседними словами — интерес к окружающим, недостаточное чувство дистанции.
Пробелы на концах строк из-за нежелания переносить слова — осторожность, доходящая до трусости.

68983_383Строчки направлены вверх — инициатива энергия, надежда на свои силы; вниз — угнетенное состояние; в разные стороны — впечатлительность…

Профессия, по мнению специалистов, тоже накладывает определенный отпечаток на почерк. Равно как и болезнь, и потому опытный профессионал, анализируя почерк психически больного, может поставить диагноз не менее точно, чем врач.

Чтобы вы зримо представили себе современный уровень графологии — или, как ее теперь называют, графометрии, — приведем некоторые примеры из одной методики, которой активно пользуются криминалисты для анализа подписей.

Можно ли по желанию изменять свой почерк? Конечно, можно. Но все равно он будет для вас чужим. Точно так же, как актер, играя разные роли, по сути остается все тем же. Однако почерк меняется и помимо нашей воли, и потому нам порой не удается точно воспроизвести свою собственную подпись — ту самую, которая красуется в паспорте. Меняется возраст, меняется настроение и естественно, что не остается прежним и почерк. А мастерство графолога заключается в умении выделить характерные, глубинные особенности письма. Если же сознательно изменить какой-то элемент — скажем, букву «т» писать не так, как учат в школе, а на печатный манер, или изменить размеры букв, наклон и т. п., то почерк потеряет гармоничность, беглость. Короче говоря, получится то же самое, «как если бы вы попробовали набор придуманных непонятных слов выдать за «иностранный» язык. В нем не будет главного — естественности и внутренней логики.

Нам возразят: ведь есть немало людей, прекрасно владеющих каллиграфическим почерком — рафинированным и безликим, Такой почерк хорош для надписей на подарках, юбилейных адресов, школьных прописей, но где же в нем личность? Однако никакого противоречия тут нет.

 

© 2013-2017 Профайлинг с Анной Кулик ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru