Как распознают террористов в толпе. Интервью Анны Кулик


13FfIzWxMPnel1jOw7enqQ

Вчера канадское подразделение издательства Reuters сообщило о том, что неизвестный вооружённый преступник открыл стрельбу возле Национального военного мемориала, расположенного в непосредственной близости от парламента страны. Очевидцы сообщали о том, что подозреваемый направился к парламентскому комплексу, где прозвучало, по разным версиям, от 20 до 30 выстрелов. Пресса расценила инцидент как покушение на премьер-министра страны Стивена Харпера, политик был эвакуирован из здания, в которое проник злоумышленник.

Во время инцидента скончался охранник мемориала, который был ранен злоумышленником. Спустя некоторое время полиция Оттавы нейтрализовала преступника, однако предупредила горожан, что у бандита могут быть сообщники, и попросила воздержаться горожан от посещения центра города.

Для Канады в целом и Оттавы в частности ситуация с террористическими атаками и вооружёнными нападениями на политиков, что называется, из ряда вон: в 2012 году Институт репутации (Reputation Institute) назвал Страну кленового листа самой безопасной в мире (77,77 балла). Россия в этом же рейтинге заняла 45-е место, набрав 36,77 очка.

В криминалистике существует специальная отрасль — профайлинг, специалисты которой умеют узнавать в толпе именно того человека, который является потенциально опасным и замышляет недоброе. Мы поговорили с профессиональным профайлером, руководителем Исследовательского центра корпоративной безопасности Анной Кулик и постарались выяснить, как подобные люди ведут себя и что делать, если вы заподозрили неладное.

Давайте попробуем смоделировать следующую ситуацию: мы находимся в месте большого скопления людей — к примеру, на оживленной городской площади. Как обнаружить среди окружающих кого-то потенциально опасного и при этом не выглядеть параноиком?

Вообще-то этой работой должны заниматься профессиональные профайлеры, но реалии таковы, что в нашей стране специалисты подобного рода дефицитны, а сама наука в России только зарождается. Тем не менее в местах большого скопления людей поведение террористов или массовых убийц сильно отличается от общего настроения толпы: опытных смертников не бывает, а сымитировать спокойствие перед тем, как идешь на верную смерть, получится вряд ли.

Как правило, преступники террористической психологии делятся на два типа: первый — «куклы» с восковыми глазами, безэмоциональные, находящиеся в состоянии, похожем на трансовое; второй — идейные, с «промытыми» мозгами, фанатичные. За редким исключением, место, где подобный персонаж пытается раствориться в толпе, роли не играет: будь то городская площадь, торговый центр в выходной день или футбольный стадион, разыграть спокойствие террористу не удастся. Его выдаст или бесцельная агрессия и гнев, или перманентное состояние «зависания» с отсутствующим взглядом.

Вооружённые нападения для Канады большая редкость. Принято ли до сих пор считать, что у терроризма есть национальность?

Общественность, в том числе и западная, сегодня сбагрила всю ответственность за террористические акты на мусульман. Это не совсем правильно, потому как терроризм как явление вербует сегодня европейцев, американцев и даже россиян. За отдельными этническими группами просто легче следить, так как они действуют по некоему шаблону, о существовании которого уже в курсе правоохранительные органы. Большую роль в поведении человека играет его темперамент. В Израиле, например, действительно много террористов-мусульман: профайлеры, которые работают в тандеме с патрульными офицерами полиции, сразу подмечают их по гладко выбритым и не загорелым головам и агрессивному, злому взгляду.

По какой схеме работают эти самые профессиональные профайлеры?

Начинается с простого: взгляд специалиста фокусируется на тех элементах толпы, которые мы с вами можем счесть подозрительными и без особой подготовки: мужчины или женщины в одежде, больше напоминающей балахоны, с большими сумками, держащиеся поодиночке — словом, на таких субъектах, при взгляде на которых понимаешь, что этой части мозаики здесь быть не должно. Далее каждого подобного человека профайлер сканирует отдельно: важно понимать, почему человек ведет себя девиантно, разобраться в конкретной ситуации. Будущего массового убийцу выдает мимика и жестикуляция: скованность в плечах, восковая мимика, семенящая походка. Второй классический вариант — человек, идущий на таран, но такие встречаются значительно реже.

Звучит долго и сложно.

В реальности всё происходит значительно быстрее: человеческий глаз выявляет поведение, отличное от нормы, быстрее, чем кажется, особенно если речь идёт о профессионалах.

А кто занимается всем этим в нашей стране?

Профессиональных профайлеров в России немного: специалисты, главным образом, сосредоточены на авиабезопасности. Компания «Трансаэро», например, ввела на свои рейсы воздушных маршалов — людей, которые находятся на борту после взлёта самолета и считывают пассажиров рейса на предмет вменяемости и потенциальной опасности. Проблема в том, что у них нет никаких прав: ни задержать, ни арестовать, ни просто связать человека они не могут — де-факто это гиперответственные гражданские лица, которые в случае чего будут привлекаться к закону, как и любой другой пассажир.

Даже те немногие специалисты, которые работают в аэропортах, не имеют должной выучки: часто, к примеру, задают бесполезные вопросы при допросе потенциально опасных лиц, вроде просьб назвать цель своего визита. Диалог, как правило, выглядит следующим образом:

— Цель вашего визита?
— Я прилетел к друзьям.
— А где они живут?
— На улице Толстого.
И так далее. Выходит, что подозреваемый ведёт профайлера по своей легенде. Её нужно разламывать, спрашивая то, чего человек ожидает меньше всего: попросить назвать место знакомства, обстоятельства, предпочтения товарищей в кинематографе, отношение к тому или иному общественно-политическому событию. Тогда хвост не сможет вилять собакой.

Еще один вариант «правильного» диалога профайлера с подозреваемым субъектом выглядит следующим образом:

— Назовите вашу дату рождения.

— (Здесь, как правило, человек без запинки, не глядя в поддельные документы, дает ответ, заученный все по той же легенде).

— А это какой знак зодиака?

Скорее всего данный вопрос, носящий эзотерический характер, не будет рассматриваться в качестве обязательного момента при составлении фальшивой биографии персонажа, стоящего перед профайлером. Длительную заминку, паузу или невозможность ответить на этот или подобный простой, но нетривиальный вопрос, специалисты обычно используют в качестве маркера, указывающего на то, что с подозреваемым что-то не так.

Источник: http://www.furfur.me/furfur/all/culture/177539-kak-opoznat-terrorista-v-tolpe

23 октября 2014 г.

© 2013-2017 Профайлинг с Анной Кулик ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru