Формы и стадии кинеcического поведения


7_8REeLIhb8Среди знаковых форм кинетического поведения мы выделяем собственно жесты, выражения лица (мимика), позы, телодвижения и манеры. Особого пояснения требует последняя форма поведения из-за многообразия видов манер и их интерпретации. Под манерами я понимаю социально обусловленные ритуализованные формы поведения, приспособленные к определенным ситуациям. Так, можно говорить о манерах поведения застолом во время еды, поведения в гостях и на официальных приемах, этикетных манерах разговорного общения или манерах приветствия. Манеры в таком терминологическом понимании слова, в отличие от прочих форм, — это по большей части комплексные динамические знаковые формы. Их знание приобретается как в опыте общественной жизни, так и в специальном обучении, вызванном необходимостью для человека соблюдать определенные социальные и моральные нормы. Мы обращаем внимание на жестовое поведение человека, прежде всего на его манеры, с первых же минут знакомства с ним.

Текстами типа, приводимого ниже, которые описывают невербальные знаковые действия персонажей, просто заполнены литературные произведения, поскольку такие тексты существенно дополняют речевые портреты героев, ср. Пнин в тенниске, с улыбкой Джоконды на устах, демонстрирует жесты, лежащие в основе таких русских глаголов, как «махнуть», «всплеснуть», «развести»: рука роняется, как бы смахивая усталую уступку; две руки театрально распахиваются в изумленном отчаянии; «разъединительный» жест — ладони разъезжаются в знак беспомощной покорности» (А Набоков. «Пнин»); Юлиус не произнес ни слова. Он даже не потрепал меня по руке. Это вообще был человек без жестов. Он садился в машину, выходил из нее, закуривал сигарету, надевал пальто — ни неловко, ни изящно — никак. А поскольку меня всегда подкупали в людях именно жесты — манера двигаться или сохранять неподвижность, — то мне казалось, что рядом со мной манекен или калека (Ф. Саган. «Неясный профиль»).

Остальные формы поведения тоже противопоставлены друг другу по ряду признаков. Так, поза, в отличие от других, динамических, форм, является формой статичной. Собственно жесты и телодвижения отличаются от поз инструментом исполнения: первые исполняются руками или, реже, ногами, а в исполнении вторых главная роль отводится корпусу. В сочетании выражение лица зафиксировано также место исполнения жеста и т. д. Все кинетические формы можно разделить на два класса — свободные и связанные. Свободными кинетическими формами являются движения или позы, исполняемые в интерактивном акте одной или несколькими частями человеческого тела без участия каких-либо объектов — других людей или предметов. Связанные кинетические формы представляют собой движения или позы, осуществляемые с помощью каких-то предметов или тел. Было отмечено, что частота связанных форм в общении довольно высокая и гораздо выше, чем свободных. Особенно важной оказалась роль связанных форм в становлении и развитии личности, вследствие чего их сегодня изучают самые разные науки о человеке, такие как психология развития, психолингвистика, социальная психология и психотерапия человека, антропология, а также теория и практика межкультурной коммуникации.

Важными для нас подклассами свободных и связанных кинетических форм являются, соответственно, свободные и связанные жестовые формы, или формы жеста. Каждая из жестовых форм, будь то свободная или связанная, имеет с разной степенью четкости выделяемые фазы (стадии) артикуляции жеста, или фазы жеста. По аналогии с фонетикой, их можно назвать, соответственно, экскурсия, реализация (воспроизведение) и рекурсия. И свободная форма жеста руки манить к себе пальцем, и свободная форма-поза сидеть, положив ногу на ногу, и связанная по форме жестовая форма хлопнуть дверью — все имеют по три стадии. Центральной для каждой из жестовых форм является одна стадия, реализация, в особенности ее кульминация, именуемая пиком (нередко в литературе по кинесике «пиком» называют также, на наш взгляд неудачно, всю целиком фазу воспроизведения). Экскурсия готовит движение, придавая ему нужную форму, рекурсия — это стадия, освобождающая энергию, это выход из движения. Движения могут начинаться с разных исходных положений и дальше идти к пику разными маршрутами, после чего имеет место рекурсия. Фазы жеста могут иметь для разных жестов разную продолжительность. Например, по нашим наблюдениям после выполнения жеста-движения натянуть юбку на колени руки женщины обычно на какое-то мгновение задерживаются на ноге и только потом медленно уходят (в данном жесте фазой-экскурсией является «положение рук на юбке», реализацией — фаза «натягивание юбки», а рекурсией — фаза «отведение рук», причем вторая и третья стадии более медленные, чем первая). После центральной фазы жеста поманить к себе рукой рука может сразу перейти в другую позицию, исходную для выполнения другого жеста. Фазы жеста соотносятся с такими кинетическими параметрами, как интенсивность движения, направление и траектория движения, степень мускульного напряжения. Они связаны с амплитудой, или широтой, движения, напоминающей длину произносимого слога, со скоростью или временной продолжительностью движения, подобными темпу речи. Описывая фазы жеста, необходимо всякий раз учитывать коммуникативные — речевое, паралингвистическое и проксемное — типы поведения, которые оказывают значительное влияние на характер исполнения жеста.

К коммуникативному поведению относится также молчание, которое часто является, по выражению М. Бахтина, «продолжением беседы» и которое бывает двух абсолютно разных с функциональной, семантической и прагматической стороны типов, на что, кстати, кажется, до сих пор не обращали внимания, несмотря на довольно большую литературу об акте молчания. К первому типу относится молчание с параязыковыми и жестовыми заполнениями, ко второму — молчание с полным отсутствием голосовых звуков; ср. Все мучения, которые она испытывала, явно отразились в длительном молчании, наполненном слезами и стонами (Ю. Крелин) и Я выходил из себя, жена молчала. Молчание — огромная сила. Надо его запретить, как бактериологическое оружие (С. Довлатов); Она не смела слова проронить, ужасаясь его молчанию: уж не рассердился ли он на что-нибудь? Он это понимал и нарочно молчал (И. Бунин). Молчание, таким образом, противопоставляется не говорению как таковому, о чем часто ошибочно пишут, а передаче информа­ ции речевым способом. Плохо сказать «Петя молча кашлял», где кашлять — действие неконтролируемое и не несущее смысловой нагрузки, и вполне допустимо предложение «Снова воцарилось молчание, и было слышно, как грозно сопит Федор Симеонович, потерявший дар слова» (Стругацкие), где сопение является действием, передающим определенный смысл. Угрюмое молчание и красноречивое молчание (последнее сочетание лишь в одном из значений) характеризуют жесты, взгляды и, возможно, другие формы невербального поведения, сопровождающие молчание, но нельзя красноречиво не говорить или угрюмо не говорить.

Параязыковые элементы и жесты могут полностью вытеснить словесные реплики, разрушая речевую коммуникацию или вовсе делая ее невозможной, ср. Она все крепче начала его прижимать к себе, хотела еще что-то сказать и уже не могла (И. Бунин) или «Она сжала его руки сильнее, требуя, чтобы он молчал» (М. Леблан).
Таким образом, наступление молчания в конкретном акте общения часто свидетельствует не о простом неговорении, а о переходе замолчавшего к другому семиотическому коду; при этом выразительные возможности молчания в сочетании с параязыковыми элементами и жестами никак не меньшие, чем при полном молчании, поскольку тело нередко говорит нам о том, о чем слова сказать не могут. Ср. Он не мог вымолвить ни слова и молча заплакал (Ф. Достоевский); Я это сейчас заметил, хотя она почти все время молчала и стояла передо мной, потупив глаза и ужасно стыдясь (Ф. Достоевский); Князь был поражен чрезвычайно и молча, обоими руками обнял Ганю. Оба искренно поцеловались (Ф. Достоевский); Он помолчал, диковато озираясь, потом неожиданно зевнул, потом улыбнулся со злобой (М. Булгаков).

© 2013-2017 Профайлинг с Анной Кулик ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru