Невербалика: мужские и женские жесты


HJHP2pHsSukВ статье «Мужское и женское в жестовой коммуникации» Р. Бирдвистел выделил и описал типологически и социально значимые противопоставления по полу, или гендерные различия, имеющие место в жестовых системах американских культур. Так, он пишет: «Мои занятия кинесикой привели меня к выводу о том, что у человека, а возможно, и у некоторых других биологических видов с необходимостью проявляются по­ ловые различия, которые обнаруживают себя в позах, телодвижениях и в выражениях лица» (Бирдвистел 1970, с. 42).

Несовпадения мужских и женских телодвижений и поз особенно заметны в углах наклона корпуса тела и в положении таза, что проявляется главным образом в походке и позах (см. подробный обзор работ, описывающих особенности телодвижений и поз женщин и мужчин, в статье Вругт, Керкстра 1984, а также работы Волбот 1982; Риджио, Фридман 1986). Впрочем, следует сказать, что эти работы, как и многие другие невербальные исследования, не носят компаративный характер и не учитывают возможные межкультурные различия в невербальном гендерном поведении людей. Так, утверждается, в частности, что мужчины в сидячей позе чаще, чем женщины, отклоняются назад (Клейн 1984), что, например, для русских мужчин, по нашим наблюдениям, не очень характерно.

Более тонкой и трудноуловимой является разница в движениях глаз и век. Тем не менее, как отмечается в Бирдвистел 1970, (с. 44)., информанты обычно точно описывают поведение глаз и век как мужское или женское, не видя целиком человека, а видя одни лишь глаза. Иными словами, для правильной квалификации глазного поведения как мужского или как женского людям вовсе не обязательно видеть тело человека.

Тщательные наблюдения и измерения позволили установить, что структурные элементы собственно глазного и околоорбитного поведения тесно взаимосвязаны. Например, когда у человека глаза закрыты, движения зрачков не бывает. Мужчины, испытывающие боль или страдания, относительно быстро закрывают и открывают веки, так что невооруженным глазом эти движения глаз заметить не так-то легко; женщинам же такое поведение, вообще говоря, не свойственно (Аржиль 1967). Английский психолог, специалист в области кинесики и окулесики М. Аржиль попытался описать типовые программы мужского и женского глазного поведения, точнее, модели движения глаз, присущие англичанам — мужчинам и женщинам (см. Аржиль 1967; Аржиль, Ингам 1972), однако серьезная работа по созданию моделей и правил глазного поведения еще только начинается; пока еще, как кажется, накоплено и обработано слишком мало материала для каких-либо теорий и действующих моделей обобщающего характера.

aUCmSHyfu4IТщательные наблюдения и измерения позволили установить, что структурные элементы собственно глазного и околоорбитного поведения тесно взаимосвязаны. Например, когда у человека глаза закрыты, движения зрачков не бывает. Мужчины, испытывающие боль или страдания, относительно быстро закрывают и открывают веки, так что невооруженным глазом эти движения глаз заметить не так-то легко; женщинам же такое поведение, вообще говоря, не свойственно (Аржиль 1967). Английский психолог, специалист в области кинесики и окулесики М. Аржиль попытался описать типовые програм­мы мужского и женского глазного поведения, точнее, модели движения глаз, присущие англичанам — мужчинам и женщинам (см. Аржиль 1967; Аржиль, Ингам 1972), однако серьезная работа по созданию моделей и правил глазного поведения еще только начинается; пока еще, как кажется, накоплено и обработано слишком мало материала для каких-либо теорий и действующих моделей обобщающего характера.

Помимо очевидных расхождений в форме реализации одних и тех же жестов различными оказываются также некоторые мужские и женские невербальные формы выражения одного и того же смысла в пределах данного жестового языка. Например, выражая смысл «смущение», русские мужчины чаще потирают рукой подбородок или нос, а женщины потирают щеки или область непосредственно перед шеей. Различия по полу, отражаемые в невербальном поведении, привели к тому, что отдельные жесты и даже целые стили невербального поведения стали оцениваться как (более) женские и, соответственно, (более) мужские, независимо от реального пола их исполнителя. Больше того, для ряда культур были составлены специальные таблицы соответствующих форм и типов мужского и женского поведения, присущих носителям данной культуры (см. Барлоу и др. 1979; Перкинс 1986).

Существуют мужские позы, мужские жесты рук и мужская походка. Мужскими являются такие русские позы и жесты, как сидеть, развалясь в кресле; стоять, широко раздвинув ноги; чесать в затылке; потирать руки; стукнуть кулаком по столу, различные обсценные жесты. Примерами мужских жестов служат также обращенный к мужчине (см. замечание в конце предыдущего раздела) иконический знак, изображающий контур женской фигуры, и кинема погладить бороду или — для тех мужчин, у которых нет бороды, — потирать челюсть (подбородок). См. — А теперь что, босс? — спросила она. — Я думаю об этом, — сказал я и потер челюсть, дабы доказать это (Г. Гаррисон. «Крыса из нержавеющей стали»).

Женский стиль кинетического поведения тоже отражается в особых позах, походке и жестах, таких как поправить волосы; чуть наклонить голову; сидеть, сомкнув колени; ходить, покачивая бедрами. О женских испанских жестах любви см. интересную работу Бейнауэр 1934. Известный специалист в об­ласти кинесики Э.Монтегю в связи с половыми различиями в жестовом поведении пишет: «возможно, самый известный в западной культуре мужской жест — это почесывание в затылке. Женщины так себя обычно не ведут» (Монтегю 1971, с. 207).

Половые различия в употреблениях собственно жестов особенно заметны. В случае умственного затруднения или недоумения мужчины разных географических и культурных регионов потирают рукой подбородок или чуть тянут вниз мочки ушей, трут лоб, щеки или тыльную сторону шеи. Находящиеся в тех же самых интеллектуальных и психологических состояниях женщины пользуются совсем другими жестами. Например, они, «несколько приоткрыв рот, прикладывают указательный палец к нижним передним зубам либо приставляют его к подбородку» (Монтегю 1971, с. 208). Китайские мужчины, приветствуя другого на расстоянии, машут обычно вытянутой рукой, что китайским женщинам не свойственно: выполняя то же движение, они держат руку близко к телу (Стефенсон и др. 1993, с. 237—238). Адам Кендон вместе с Эндрю Фербером выделяют пять положений головы, свойственных людям разных национальностей и культур во время приветствий: (а) прямая (ненаклоненная) голова; (б) голова, несколько наклоненная вперед; (в) голова, несколько откинутая назад; (г) голова, чуть приподнятая и наклоненная в сторону; (д) выдвинутый вперед подбородок. По их мнению, мужчины отдают предпочтение первому и последнему положениям с прямой головой (27 из записанных на видео 35 приветствий), тогда как женщины больше по сравнению с мужчинами наклоняли голову в сторону (18 из 20), причем в особенности наклон головы был заметен во встречах женщин с мужчинами (Кендон, Фербер 1973, с. 593 и след.).

Наиболее выражены различия по полу в тех ситуациях общения мужчин и женщин, в которых особое значение имеют социальные и интерактивные кинетические переменные, такие как статус, роль, мотивация, психотип личности, нормативные ожидания, установки, преференции и др. Положение женщины в обществе, существующие стереотипные представления, касающиеся ее невербального поведения, стремление избежать санкций за девиантное жестовое поведение (за «не ту позу», «неприличные жесты», «вызывающие взгляды» и т.п.), а отсюда нередко заметная скованность и несвобода в движениях — все эти факторы очень сложным образом взаимодействуют со значениями указанных переменных. Так, невербальное поведение в диалоге с мужчиной женщины-«начальницы», вообще говоря, иное, чем женщины-«подчиненной», а невербальные стратегия и тактика «просительницы», стремящейся во что бы то ни стало достичь поставленной цели, например уговорить мужчину-врача положить ее старенькую маму в больницу (сильная мотивация), совсем другие, чем «просительницы», протежирующей постороннему человеку (слабая мотивация). Подобные различия в поведении (позы, жесты, мимика) вполне осознаются людьми, что, в частности, прекрасно продемонстрировали ролевые диалогические игры, время от времени проводимые мной на ежегодном семинаре по невербальной семиотике в Институте лингвистики РГГУ.

Наличие гендерных расхождений в жестах и невербальном поведении характерно для самых разных культур. Вот несколько письменных свидетельств этому: англо-саксонская культура: Я хочу, чтобы мужчины мной восхищались, но этому учишься в школе — повела глазами, понизила голос, коснулась плеча. Если они [мужчины) думают, что ты от них в восторге, они будут в восторге от твоего вкуса, будут восхищаться, и хоть на время покажется, что в тебе есть что-то хорошее (Г. Грин); русская культура: Он уснул около двух, часа в четыре проснулся и по-мужски положил руку мне на плечо: он понял, что я сразу повернусь к нему (В. Маркова); австрийская культура: Однажды в училище поступил молодой князь, отпрыск одного из самых влиятельных, старинных и консервативных дворянских родов империи. Все находили его кроткие глаза пошлыми и жеманными; над его манерой стоя выпячивать одно бедро и при разговоре медленно играть пальцами они смеялись, как над бабьей (Р. Музиль).

 

© 2013-2017 Профайлинг с Анной Кулик ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru