Определение паранояльного психотипа по поведению


605c1e142c• Качества поведения.
Этому психотипу свойственна повышенная, следовательно, более выраженная, чем у других людей, целеустремленность. Это понятие может быть определено как удерживание выработанной программы действий в «памяти воли». Надо как бы отделить от других «отсеков» памяти то, что в ней связано именно с волевым актом.

Паранояльные удерживают программу действий в «памяти воли» лучше, чем другие психотипы. Он вырабатывает программу сам, хорошо удерживает ее в «памяти воли» и навязывает другим. Паранояльный человек может выдерживать большие программные напряжения, он склонен к ним, он их любит. В этом отношении он похож на эпилептоида, но отличается от гипертима, истероида, шизоида. Вообще-то говоря, любой человек ставит себе цели, более отдаленные во времени, но тактика «работы с целью» может быть двоякая. Можно поставить цель и подбирать средства для ее достижения. А можно видеть средства и под них «подобрать» цель. В жизни встречается смешение обеих тактик. К примеру, мы наметили покупку, зарабатываем или одалживаем деньги, идем и покупаем. Или же, напротив, заработали деньги — идем на рынок и смотрим, что бы на них купить. Паранояльный человек почти всегда предпочитает первую тактику: ставит цель и под нее изыскивает средства.

Повторимся: какие-то цели, конечно, ставит перед собой и достигает их даже самый что ни на есть безвольный человек. Но целеустремленность паранояльного съедает на своем пути буквально все. Прежде всего, в своем движении к цели паранояльный, как уже говорилось, как бы наступает «на горло собственной песне», то есть он склонен подавить другие свои потребности. И здесь надо отдать должное его воле. Например, будучи достаточно сексуальным, паранояльный мало занимается сексом, ему некогда.

Но если бы только это… Нет, раз он сам отдает всего себя делу, которому служит, которому посвятил жизнь, то можно, по его мнению, заставить работать на это дело и других, можно пренебречь их интересами, судьбами и даже жизнями. Печально знаменитый тезис циничного политика Возрождения Макиавелли «цель оправдывает средства» как нельзя более точно характеризует этот психотип.

А если в качестве противовеса этому тезису выдвигаются простые нормы нравственности, то у паранояльного находятся психозащитные оправдания: я служу всему человечеству, и интересами отдельного человека можно и нужно пренебречь.

Паранояльный очень энергичен, работоспособен, работает практически без отдыха. Он может, как говорилось, выдерживать большие программные напряжения, неуклонно проводить в жизнь намеченное. Спит урывками, хронически недосыпает от перегрузок, бывает, что отсыпается, но редко. Встанет по первому же сигналу. Держит телефон около постели и хватает трубку после первого звонка. Но сон у паранояльного глубокий, совесть его по ночам не мучит (хотя на этот счет мнение других людей может быть иным). Засыпает он так же мгновенно, как и пробуждается. Кошмарных сновидений нет, но и приятных тоже. Вся его радость — в его деятельности «на благо отечества», которое всегда, по его мнению, в опасности. Я специально не сказал «энергичен». Энергичность может быть кратковременной, а у паранойяльных запас энергии огромный. Они именно энергичны, неутомимы. Паранояльный психотип — это вечный двигатель, человек, приводящий в движение множество людей вокруг себя.

• Мышление.
Паранояльный — человек творческий, но со своей спецификой. Паранояльное творческое мышление зависит от организации мыслительного ассоциативного ряда, а он недостаточно широк и ограничен узкой направленностью личности паранояльного.

Творческое мышление паранояльного человека — сугубо целенаправленное, а сам процесс мышления, его «побочные» продукты паранояльному не интересны, он отбрасывает их, коль скоро они противоречат его целевой идее, в то время как именно они могут оказаться более продуктивными. Может статься, он и попытается опровергнуть противоречащую идею, но не станет разрабатывать ее ради интереса, как это сделает шизоид, которому важен не результат, а процесс.

Мышление паранояльного обычно достаточно последовательное и одностороннее. Он копает глубоко в одной точке — там, где ему интересно и где нужно копать для достижения поставленной цели. Здесь он сходен с эпилептоидом, с той, впрочем, разницей, что эпилептоид цели не формулирует, а осуществляет. Паранояльный ставит цели и перед собой, и перед людьми, принадлежащими к другим психотипам. Ему удается вести их за собой, если они сами не принадлежат к паранойяльному психотипу: те упираются и с неистребимым упорством тянут в свою сторону.

Цели паранояльного всегда связаны с какими-то идеями. А вот собственных идей у паранойяльной личности не так уж много, так что, повторим, приходится заимствовать их у шизоидов. Это шизоиды — генераторы идей. А паранояльный облюбовывает три-четыре идеи шизоидного автора, цитируя со ссылками, а то и без них, а иногда трансформирует идею достаточно радикально, даже до неузнаваемости. Но почти всегда мысль асоциально мыслящего шизоида паранояльный переводит в социально значимую плоскость, и в конце концов эта мысль приводит к каким-то социальным переменам.

• Целеустремленность.
Паранояльный в своей целеустремленности создает свой нетрадиционный порядок в вещах. Если эпилептоид, соблюдая традиционный порядок, ставит книги «по росту», то у паранояльного они расставлены по содержанию, так что ряды нужных для работы книг могут выглядеть неаккуратно. И если этот рабочий порядок в кабинете или на рабочем столе в общей комнате кто-то нарушает, паранояльный резко реагирует. Сам же он может ради своего порядка нарушить порядок, введенный кем-то до него.

Например, жена и теща моют посуду обычно так: тарелка в тарелку, затем стопка тарелок ставится в раковину, а уж потом все моется. А паранояльный муж, допустим, пришел к выводу, что это нерационально, потому что при этом каждую тарелку надо более тщательно мыть и снизу, так как она дополнительно пачкается остатками пищи на нижней тарелке; а кроме того, мытью каждой тарелки мешает вся стопка тарелок, и все это приводит к непроизводительным тратам времени.

Он навязывает свой порядок мытья посуды: сооружает над кухонным столом этажерочку с множеством полочек для использованных тарелок, теперь каждая тарелка не испачкана снизу.
Надо сказать, что паранояльный очень настойчив в своих стремлениях внедрить порядок, который предложил именно он. Может статься, что придуманный им новый порядок действительно лучше и что есть все основания его ввести, как в только что приведенном случае. Но людям несвойственно быстро менять свои привычки, и настойчивость паранояльного раздражает их, а паранояльного человека бесит их консерватизм. Вот и возникает конфликт.

И цель паранояльной личности состоит в глобальном изменении общественного порядка, установленного ранее кем-то из предшествующих паранойяльных деятелей и поддерживаемого ревностными эпилептоидами. Паранояльный считает этот порядок вещей плохим, отношения, сложившиеся в мире людей и поддерживаемые традицией, признает негодными и подлежащими замене на лучшие, им придуманные.

Итак, паранояльный человек — принципиальный революционер. И в то же время — беспринципный. Его принцип — ниспровергать что угодно. Другие принципы он не признает: «Мы свой, мы новый мир построим».

• Задачи.
Любая задача, предполагающая получение конкретного результата, может быть ему доверена. Нужно только знать, что он сразу же постарается укрупнить замысел, увеличить масштабы решаемой задачи, вывести ее из разряда обычных, заурядных в первоочередные. Затем он развернет деятельность столь бурную, что все прочие цели, стоящие перед организацией, отступят под этим натиском на второй план. Задача может быть любая. Даже самая, на первый взгляд, нереальная. Поручите ему создать, скажем, юридический отдел в строительной фирме, и вскоре его усилиями эта фирма превратится в адвокатскую контору с маленьким строительным подразделением, ведущим лишь собственное строительство хозспособом.

Не следует поручать паранояльному работу, требующую внимания к конкретному человеку, к его индивидуальным проблемам. Из паранояльного плохой социальный работник, врач, воспитатель. Он не хочет и не умеет «беседовать по душам», сочувствовать, сопереживать, вообще, тратить время на «единицу». Не может параноял и соотносить свое мнение с мнением других людей, вносить коррективы в собственную позицию. Поэтому переговорщик из него неважный — негибкий, упертый, стремящийся подавить оппонента. Думаю, вы догадываетесь, к какому результату приведет подобная манера вести переговоры? Конечно, к полному разрыву отношений, к конфронтации.

© 2013-2017 Профайлинг с Анной Кулик ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru